каздалевский
Далее, будучи пойманным за руку, господин Кадзалевский усугубляет ситуацию // Tea Party №0
Настоящие герои (и не герои, и трусы, и предатели, и враги, и просто люди, зерно в жерновах самой страшной войны) – уже прожили свои жизни. Многие – умерли, на войне или после, получили, то есть, максимум свободы от государства, возможный на родине. Их нельзя подчинить. Их история не является пространством осуществления власти.
Иное дело – герои выдуманные. Их реальность – под вопросом, она зависит от властного слова. Государство должно объявить их существовавшими, чтобы они таковыми стали. Они, то есть, оказываются в подчиненном по отношению к государству положении. Их можно призвать на новую войну.
Их и призывают, мобилизуют, объявляя врагами тех, кто ставит их реальность под сомнение (вернее, говорит о том, что здесь мы все же имеем дело с талантливой выдумкой, - говорит о давно известных вещах). И дальше представитель власти оказывается в комфортной для себя и привычной ситуации, вступая на путь борьбы с «фальсификаторами истории» (хотя в неперевернутом мире фальсификатором является как раз он, но мы-то с ним вместе – внутри перевернутого, так что это не важно), побеждает наследников Гитлера, не дает пересмотреть итоги Нюрнберга и т.п. – что они там обычно квохчут.

www.facebook.com/ivanfdavydov/posts/13152602318...

И штоп два раза не вставать.

Российская власть не первый год и нам, внутри страны, и даже миру предлагает игру в безвременье, в вечную историю, где ничто не заканчивается. Где, например, война с Гитлером все еще идет и надо определиться, с кем ты. Навязывая реальным и выдуманным оппонентам коллективную вину за преступления семидесятилетней давности, а себе присваивая право победителя, право решать, кто фашист, а кто нет, российская власть и российская пропаганда направо и налево швыряются соответствующими ругательствами, которые, вообще-то, в современном мире никакого веса не имеют.

Игра в коллективную вину потомков палачей (тем более – в общую коллективную вину, обнимемся?) — это та же несимпатичная игра. Вид сбоку. В отличие от проводившейся по горячим следам денацификации в Германии десталинизация сегодня — задача целиком просвещенческая.

История не черновик для правок, а поле для выводов. Оценка — важна. Назвать преступное государство преступным — необходимо (кстати, будем иметь в виду, что преступления — это не обязательно массовые расстрелы, любое покушение на права человека — преступление). Необходимо, например, для того, чтобы сделать постыдными любые апелляции к «советскому управленческому опыту».

www.inliberty.ru/blog/2440-V-zashchitu-vnukov-p...